• Все знают: над ней надо работать. Известно, что самое благоприятное время для работы над ней — первые 20 минут тренировки. Однако во время матча теннисист должен быть техничен и в конце 2-го часа. Поэтому, на мой взгляд, в зависимости от каждой конкретной ситуации тренер должен быть гибким. Иногда весьма полезно работать над техникой и на фоне усталости, то есть в конце тренировки.
    Я использую следующие варианты: например, подача хорошая в принципе, но на втором часу «уползает». В таком случае создаю условия для усталости. А техникой начинаю заниматься, когда он почти с ног валится. Тоже самое с другими ударами. Есть, представьте, методики, цель которых — оттачивание техники на усталости.
    На завершающем этапе планирования тренировок переходим к выбору ключевых упражнений с учетом всех ранее принятых решений. Все упражнения я классифицировал на шесть групп: базовые; с активными действиями; для работы над атакующими/защитными действиями; комплексные — для отработки определенных тактических действий; игра на счет. У меня еще разработана систематизация способов ведения перечисленных упражнений (может, когда-нибудь, когда буду сказочно богат, напишу отдельную книгу и про это).
    — Некоторые из них, вероятно, посвящены подготовке Южного к выступлениям в парном разряде. В связи с чем хотел полюбопытствовать у Вас, Борис Львович, между теннисистами элиты существуют приятельские отношения?
    — В основном все определяется языком общения. Например, испаноговорящие в основном общаются между собой (исключения составляют те, кто владеет английским на достаточном для общения уровне). Очень сильна и многочисленна «чешская мафия» (в основном из-за обилия парных игроков).
    Естественно, что в конкурирующей среде трудно ожидать дружеских отношений, но определенные симпатии и антипатии существуют.
    Из интервью с М. Южным:
    — Теннисисты дружат между собой?
    — Какая дружба? Все друг другу готовы глотки перегрызть. (Смеется.) Это я преувеличил, конечно. В основном все кучкуются по странам и языкам. У латиноамериканцев — их сейчас очень много — своя компания. Испанцы — отдельно. Американцы, европейцы, русские… У нас нормальные отношения. Есть, конечно, спортсмены, которых не очень любят. У кого-то личные обиды или еще что-то. Но вне корта мы как-то не дружим.
    — А русские как держатся?
    — Отвечу за себя. С Женей и Маратом, к сожалению, ужинать никогда не ходили. Со Столяровым — ходили. С Давыденко — тоже. Нам, в принципе, добавочная компания не нужна, нам скучно не бывает. То же, по-моему, у Марата — у него есть своя компания. У Жени — своя.
    («Советский спорт», 18 июля 2001 г.)
    — Общеизвестно: Ваш подопечный — человек не контактный. С кем из теннисистов он чаще?
    — У Миши ровные отношения с подавляющим болыпинвом игроков. С кем-то более теплые, с кем-то менее.
    — А как же Фридл, с которым Михаил так здорово сыграл US Ореп-2006?
    — Как раз с ним особых отношений и нет.
    — Чем же объяснить выбор Южного?
    — Они начали выступления в АТР одновременно. В 1999-м играли «челленджер» в Ню. В 2006-м Фридл в паре «стоял» 22-м, неплохо глядит и в «одиночке». Он предложил сыграть вместе вконце 2005-го в Питере — там партнер Леоша получил травму. Тогда они с Мишей достойно провели 1-й матч. Но тем Южный вынужден был сняться: схватило спину в «одиночке» против Вика.
    С тех пор Фридл несколько раз предлагал вновь объединиться. Незадолго до памятного US Open, расставшись с напарником, он высказал глобальное пожелание — выступать с Мишей на протяжении сезона. Наш ответ прозвучал примерно так: «На всех турнирах не удастся, но для начала можем подать заявку в Нью-Йорк». Он взял трехдневную паузу. Потом прислал SMS о своем согласии. Мы больше ни с кем не договаривались, поскольку Фридл, пожалуй, тогда оказался лучшим вариантом для парных выступлений Южного.
    — Получается, оба точно «высчитали» партнера для себя?
    — Да, у них хорошо получалось. Конечно, наиболее успешный дуэт получился у Миши, когда он выступал с Мирным. На их счету победа в Кубке Кремля, а в Питере, дойдя до полуфинала, Максим снялся — надо было лететь на отборочный раунд парижского турнира.
    — Собираются ли они вновь выступать вместе?
    — Не знаю. У Макса есть постоянные и хорошие партнеры. Мирный выступает и как «одиночник». Иногда случаются накладки — теперь он нередко отказывается от участия в парном разряде, потому что немножко откатился в рейтингах: приходится проходить сквозь квалификационное сито турниров «супер девятки».
    — Сложилось впечатление, что Южный в дуэте совместим со многими.
    — Эго правда. Миша хорошо и подает, и принимает. Есть проблема в игре с лета. Этот пробел может компенсировать хороший партнер.
    После окончания US Open-2006 ко мне подошел Пайес (он с Даммом стал победителем в Нью-Йорке) и сказал: «Id love to play with Misha…» (именно так — «люблю», а не «нравится». — Прим. Б. С.). — «И хотел бы сыграть с Мишей на тех турнирах, где не буду выступать с Даммом».
    — Подобная универсальность Южного учитывается в сборной России при тактических раскладах?
    — Там берутся в расчет иные критерии. Главный — кто потянет «одиночки». Если Миша, условно говоря, выступит в 1-й и 3-й день, то пятисетовую пару не выдержит. К тому же теперь в сборной настолько длинная «скамейка», что в паре обычно выступают те, кого освободили от «одиночки».