Удивительное явление современного тенниса, где процветает семейственность, а отношения со сторонним тренером из-за финансовых разногласий редко продолжаются дольше 2-3 лет… После финала Кубка Дэвиса-2002 мы общались с Б. Собкиным в Сокольниках, на полуразрушенном тренировочном корте, покрытом линялой черной резиной. Тогда тренер говорил, что главная опасность для карьеры его подопечного — это не плохие московские условия для тренировок, не слава, которая тогда обрушилась на 20-летнего юношу, а хроническая травма спины…

С характером, как показывает его теннисная карьера, у Михаила все в порядке. А бесконфликтность Южного за пределами корта — вопрос темперамента и жизненной позиции. В его интервью нет элегантности Турсунова или жесткости Давыденко. Выслушав вопрос о проблемах Сафина, он начинает рассуждать о том, что «Марату не везет с травмами», и замечает, что «с собой в ночные клубы он не приглашает, знает, что у меня другие интересы». На просьбу прокомментировать затянувшийся отдых Кафельникова говорит, «как много сделал Женя для популяризации нашего тенниса» и о своей мечте после ухода из профи открыть теннисную академию. Но все это произносится с таким обаянием, что становится неловко, зачем ты пытался вбить клин между Мишей и его коллегами.

Во время марафонского матча Турсунова в знаменитом полуфинале Кубка Дэвиса против американцев сидевший на трибуне Южный сначала отнес на перетяжку ракетку Дмитрия с лопнувшей струной, потом начал заводить публику, а когда Роддик оказался повержен — 1-м выскочил на площадку с российским триколором в руках. Возможно, Сафин — самый титулованный российский игрок и лидер нашей команды. Но Южный — душа и совесть нынешней сборной. Потому что за годы профессиональной карьеры в самом эгоистичном виде спорта он умудрился сохранить искреннюю скромность. В прошлом году на турнирах «Большого шлема» он спарринговался с живой легендой современного тенниса Роджер Федерером и спокойно объяснял выбор 1-й ракетки мира — «любой мог быть на моем месте».

Было время, он почти не общался с прессой, опасаясь, что его слова переврут/вырвут из контекста. Но после выхода в полуфинал US Open, чтобы не занимать конференц-зал, давал интервью прямо в коридоре, устало облокотившись плечом на стенку… И это не игра в простоту, не попытка показаться в доску своим. Это настоящее лицо Южного». («PROcnopT», 2-15 октября 2006 г.)

Из интервью с М. Южным:

— Миша, у тебя есть жизненное кредо?

— Да. Все вовремя приходит к тому, кто умеет ждать… («Аргументы и факты», 13 декабря 2004 г.)

Почти 10 лет назад в моей домашней библиотеке появилась книга диалогов философа Бориса Гройса и художника Ильи Кабакова. В конце 2008 года, когда рукопись наших с профессором Борисом Собкиным бесед «вылеживалась» перед сдачей в издательство, в одной из пафосных московских галерей состоялась выставка четы Кабаковых «Игра в теннис». В рамках так называемой инсталляции на пяти черных школьных досках, выстроенных вдоль степ, крупным каллиграфическим почерком (явно женским — вероятно, в этом заключался вклад Эмилии Кабаковой, бывшей ученицы трех музыкальных школ и курса изучения испанского языка в МГУ), были выведены мелом резюме, соответственно, пяти раундов мужского интеллектуального состязания (правда, их книга состоит из 10 диалогов), где каждый вопрос — «подача», после «приема» которой следует ответный удар. Под досками посетители выставки, особенно шокированные содержанием ряда записей, могли присесть на низкие длинные скамейки, доставленные туда явно из спортзала ближайшей школы. На пяти мониторах, укрепленных под потолком, безостановочно «крутили» один и тот же постановочный видеоролик, где участники диалогов излишне театрально и неумело перекидывали мячик через сетку…

Чистосердечно признаюсь: у меня однажды (на секунду!) мелькнуло предательское искушение нзять в руки ракетку и… подойти к сетке (допустим, одного из кортов безлюдного спорткомплекса «Олимпийский» в часы тренировок М. Южного в дни розыгрыша Кубка Кремля), чтобы сфотографироваться па пару с его тренером для обложки нашей книги. Представив всю фальшь и комизм доморощенной «инсталляции», мгновен но отказался от столь сумасбродной идеи-фикс. Зачем выставлять себя посмешищем па «чужой территории», когда есть не вызывающий ни грамма сомнений главный герой, занявший законное место па обложке и чья довольно редкая фамилия стала основой моей версии заголовка.

Изначально отказавшись от жанра интеллектуального состязания, мне хотелось помочь читателям максимально подробно, из первых уст «разглядеть» Бориса Львовича, который, в силу природной скромности и профессорской интеллигентности, за минувшие 15 лет засиделся в «тени». Но не в «тени» единственного, благодарного и добропорядочного ученика. У которого, не сомневаюсь, еще впереди «своя» книга.

Меня часто спрашивают: вы чего раскрываете «секреты» своего сотрудничества с Михаилом Южным, никому не отказываете в интервью, ведете собственный блог на сайте sports.ru? Более того, иногда на тренерских конференциях, где я выступаю не менее откровенно, подходят коллеги с добрыми советами: «Вы что делаете? Зачем делитесь со всеми?» Тем не менее убежден: мне хуже не будет, ибо не боюсь конкуренции, которая еще никому не вредила, а только помогала. И если, благодаря нашей книге, моим интервью и тому же блогу, появится больше квалифицированных тренеров, я буду только рад, поскольку все это пойдет на пользу российскому теннису. Поэтому, хочу надеяться, небольшие  (по объему) и условные (по названию) уроки, подготовленные нами, вероятно, окажутся полезны юным игрокам, их родителям и наставникам.

Мне кажется, тренерское искусство (не путать с идентичным ремеслом!) состоит из двух слагаемых. Чтобы стать высококлассным специалистом, надо обладать, впрочем, как и в любой профессии, определенным информационным объемом. А главное — надо уметь всем этим пользоваться в нужный момент и нужном месте. То, что1 имеют в виду шахматисты, когда говорят: «найти хорошее решение за доской». Однако этому научить нельзя. Поэтому позволил себе рекомендовать нашим читателям ознакомиться с главой, где я попытался сконцентрировать крупицы моего многолетнего опыта совместной работы с М. Южным.