Наверняка, и у вас есть любимые матчи, которых вы не найдете ш в этой главе. Но ведь автор книги все же я, поэтому имею право рассказать вам о тех матчах, которые считаю лучшими всех времен и народов. Кроме того, что это мои любимые матчи, у них у всех есть одна общая черта — это образцы гениальной игры. Я отобрал матчи, сыгранные в прошлом веке, начиная с 1968 года.

Это, должно быть, лучший женский финал за всю историю Уимблдона, даже несмотря на то, что он продолжался меньше трех сетов: счет был 14:12, 11:9. Соперницы разыграли 46 геймов, сделав этот финал более продолжительным, чем многие будущие трехсетовые поединки.

Обе женщины на тот момент имели травмы: у Корт была повреждена лодыжка, у Кинг — коленная чашечка, из-за чего ей пришлось принять перед игрой обезболивающее и сразу после матча отправиться в операционную.

Кинг трижды прерывала подачу Корт в первом сете, но каждый раз соперница отвечала тем же. Билли Джин трижды оттягивала исход матча, пока Корт окончательно не выиграла после двух с половиной часов напряженнейшего поединка — и намного позже того момента, когда перестало действовать ее обезболивающее.

В то время оба игрока, Лейвер и Розуолл, были буквально идолами профессионального спорта. Лейверу исполнилось 33 года, Розуоллу— 37.

21 миллион зрителей наблюдали этот матч по телевидению. После поражения в первом сете Розуолл взял себя в руки и выиграл у Лейвера второй сет со счетом 6:0.

Они шли на равных. В пятом сете Лейвер проиграл 1:4. И отыгрался. Лейвер вел в тай-брейке— 5:4. Он все время старался послать Розуоллу глубокую подачу по левую сторону, но тому постоянно удавалось отвечать и удерживать преимущество — 6:5. Лейвер не смог принять следующую подачу, и это был конец. Матч длился 3 часа 34 минуты, и счет его был таким: 4:6, 6:0, 6:3, 6:7, 7:6.

Джон Макинрой настойчиво просил меня рассказать здесь о другом его матче — на Уимблдоне в 1981 году. Может, все дело в том, что тогда он победил?

Что я могу сказать? Я уверен, что в финале Уимблдона в 1980 году, который окончился со счетом 1:6, 7:5, 6:3, 6:7 (16:18), 8:6, был разыгран великолепный тай-брейк, а хорошие тай-брейки гораздо важнее, чем просто победа. Но факт остается фактом: это, наверное, самый великий матч прошлого столетия, а тай-брейк в четвертом сете был его самым блестящим и запоминающимся моментом.

Простите меня за столь долгое предисловие. Итак, тай-брейк. Бьерн ведет 5:4 в четвертом сете. Но Джон отыгрался, прервав подачу. При счете 6:6 они начинают тай-брейк, который длится 22 минуты. Джон семь раз был близок к победе, но сопернику удавалось вывернуться. Потом у Бьерна не получился сложный удар с лёта, и счет стал 18:16 в пользу Джона.

Результат тай-брейка странным образом повлиял на Бьерна. Он проиграл два первых очка в первом гейме пятого сета, но потом вдруг в нем проснулась просто невероятная воля к победе. С того момента он не выпускал подачу и разгромил Джона в четырнадцатом, последнем, гейме тремя великолепными ударами — подачей по прямой, ударом с лёта и резаным слева.

Если кто-то из вас подумал, что я из родственных чувств пытаюсь реабилитировать своего брата теннисиста Джона Макинроя, то вы ошибаетесь. Он в этом не нуждается. Если вы мне все еще не верите, обратите внимание на следующий факт: этот четвертьфинал Кубка Дэвиса в 1982 году, который закончился со счетом 9:7, 6:2,15:17,3:6, 8:6, длился 6 часов 32 минуты (!).

Наверное, такой изнурительный матч был возможен именно на розыгрыше Кубка Дэвиса, когда оба игрока, олицетворяющие каждый свой национальный стиль, оказываются способными на нечеловеческую выносливость.

После проигрыша в первом сете, Джон, казалось, полностью контролировал ситуацию. Он хорошо подавал и бил с лёта, не давая Матсу перейти на тактику игры с задней линии. Но Мате, отлично принимая подачи, не спешил к середине корта. Он выиграл в третьем сете, состоящем из 32 геймов, заставляя Джона кровью отрабатывать каждое полученное очко.

Когда Мате победил в третьем сете, а затем и в четвертом, Америка впала в панику. Честно говоря, не знаю, откуда у Джона взялись силы на победу в наисложнейшем пятом сете, но он это сделал!

Женский финал Открытого чемпионата США в 1984 году, который закончился со счетом 4:6, 6:4, 6:4, должен был состояться в промежутке между двумя мужскими полуфинальными матчами.

Соперницы были отличными подругами в жизни, и вряд ли любой исход матча мог их поссорить. Ожидалось, что матч пройдет по классическому сценарию Эверт-Навратилова.

После первого сета казалось, что точность и стремительность пасов Крис решат исход матча. Все ждали, что Мартина вот-вот подключит свой опыт и сбросит темп атаки, чтобы перегруппироваться. Но она не отступала. Третий сет был самым сложным, но Мартина воспользовалась единственной подачей и выиграла его.

1988 год всецело принадлежал шведу Матсу Виландеру, спокойному и уравновешенному. Он как никогда близко подобрался к Большому Шлему, оступившись только на Уимблдоне. Но и для Ивана Лендла этот год был довольно удачным.

Лендл, без сомнения, выигрывал в мощности. Но Виландер отличался отличной интуицией и стратегическим мышлением. Общественное мнение склонялось к тому, что Теннисный Терминатор, Иван, все же проложит себе победный путь сквозь хитросплетения Великого Стратега, Матса. Матч, окончившийся со счетом 6:4, 4:6, 6:3, 5:7, 6:4, получил звание самого длинного финала в истории Открытого чемпионата. Он длился 4 часа 54 минуты. Случайному зрителю долгие розыгрыши могут показаться скучными, но истинные ценители смотрят на это иначе. Бесконечные геймы заканчивались вничью. Каждое очко становилось решающим. В конце концов Виландеру удалось слегка вывести Лендла из равновесия, “смешав” стратегии — игру с задней линии и нападения.

До этого поединка из-за травмы Граф эти спортсменки не встречались на корте больше года. Поэтому весь Париж, не говоря уже о болельщиках всего мира, с нетерпением ожидал этого матча, высокий уровень которого не разочаровал никого. Счет матча — 6:2, 3:6, 10:8.

Матч между Селеш и Граф был чрезвычайно интригующим. Моника ударами справа и слева мощно посылала мячи сопернице, но “Фройляйн Удар Справа”, как называли Граф, обладала достаточной скоростью, чтобы не пропустить ни один из них на грунтовом корте Открытого чемпионата Франции.

Именно так и проходил весь матч: Штефи использовала свою скорость, чтобы оставаться в игре и зарабатывать очки. В третьем сете, когда Штефи уже проигрывала 3:5, Моника четырежды получала преимущество. Но Штефи не сдавалась. Она прервала подачу Моники, когда та совершила четыре случайные ошибки подряд. Было похоже, что Штефи на коне.

Но Моника отыгралась. Она взяла себя в руки — а может, у нее открылось второе, третье или пятое дыхание. При подаче в 18-м гейме Граф заработала очко. Но она случайно ударом справа послала мяч в сетку, и эта ошибка принесла Монике ее шестой чемпионский титул на соревнованиях Большого Шлема — и ключи к королевству, в котором раньше правила Граф.

Матч между Эдбергом, о котором говорили, что ему не хватает огня, что он слишком мягок, чтобы выиграть Открытый Чемпионат США, и порывистым и неутомимым Чангом, окончившийся со счетом 6:7 (3:7), 7:5, 7:6 (7:3), 5:7, 6:4, содержал больше искрометных сюжетных поворотов, чем самый захватывающий роман. К тому моменту, когда начался пятый сет, у всех, включая и самих соперников, уже кружилась голова.

В пятом сете Чанг добился преимущества 3:0 и удерживал его некоторое время. Но Эдберг все же отыгрался — но лишь для того, чтобы снова потерять очки. Затем он, как заводной, отыграл четыре гейма и закончил победой один из самых долгих матчей за всю историю тенниса, который продолжался 5 часов 26 минут и доказал раз и навсегда мастерство Эд- берга и его волю к победе.

Женский финал на Уимблдоне в 1995 году, который закончился со счетом 4:6, 6:1, 7:5, стал женской версией эпического тай-брейка между Бьерном Боргом и моим братом Джоном. Но на этот раз в фокусе нашего внимания — не тай-брейк, а сама игра.

Испанка Санчес-Викарио не рассчитывала встретиться на корте со Ште- фи Граф, которая на тот момент прочно закрепилась на теннисном Олимпе. Но Аранта удивила всех, включая и Граф, когда с самого начала задала тон игре. Будучи всегда игроком задней линии, она вдруг пошла в наступление, Аранта сумела вывести Граф из равновесия игрой у сетки и выиграла первый сет. Штефи понадобилось немало усилий, чтобы отыграться во втором — 6:1. В решающем сете соперницы дошли до счета “по пяти”.

В следующем гейме, который начался с подачи Санчес-Викарио, спортсменки обменялись серией ошеломляющих мячей — подача длилась 20 минут, разыграно было 32 очка и 13 раз розыгрыш заканчивался вничью.

Пит сыграл огромное количество матчей. Но он скажет любому, что таких сумасшедших матчей, как его поединок с Борисом Беккером в 1996 году на ATP Tour World Championship, больше в его жизни не было. В тот день Пит выиграл одну из самых сложных игр в своей карьере — 3:6, 7:6 (7:5), 7:6 (7:4), 6:7(11:13), 6:4.

Борис уже побеждал Пита раньше — на промежуточном этапе соревнований, тем самым добавив поединку остроты. Это был тяжелый финал, длившийся четыре часа. Борис добился преимущества в первом сете, прервав подачу соперника. Но больше это ему не удалось.

Тай-брейки во втором, третьем и четвертом сетах представляли собой стремительный обмен прекрасными ударами. Наконец, в пятом сете Пит впервые прервал подачу и удержал преимущество. Немного матчей прошлого века были сыграны на таком высочайшем уровне и в такой дружеской атмосфере, как этот потрясающий поединок двух великих теннисистов.